Экипаж Калипсо: агрессивный фолк из Одессы

Дуэт «Экипаж Калипсо» — одно из самых важных музыкальных открытий Одессы за последние годы. Дима Дацков и Ира Лукьянчук пишут и играют отличную музыку, в которой можно услышать и крики чаек, и хруст песка под босыми ногами, и что-то очень важное, словно идущее из морских глубин, едва уловимое в утонченно-яростном звучании акустики. Хочется сказать, что это что-то типично одесское, но музыка Экипажа давно преодолела и Одессу, и песок, и чаек, как всеобъемлющий Мировой океан охватил собой континенты и острова, будучи везде, но одновременно не являясь привязанным ни к одному месту. Поговорить с нами о музыке и всяком разном пришел только Дима — вокалист, гитарист и выстукиватель ритма странной штукой на ноге, название которой мы забыли спросить, а потом решили — и черт с ней.

Где Ира?
 
Ира в консерватории. Преподает по классу домра и еще преподает вне консерватории гитару. И еще она играет в барочном составе: клавесин, мандолина и контрабас. Ира — единственная в Одессе, кто играет на мандолине — это факт. 
 

 
Фото со страницы в ФБ
 

Прошлое
 
Вначале была группа Bluming Plum, которая играла гитарный рок. Не знаю, в какую сторону точно определить стиль, мы довольно много экспериментировали. Брит-поп-индюшатина. Под конец мы ушли в progressive, и тогда появилась идея сделать акустический проект с гитарой и мандолиной, и так появился «Экипаж Калипсо» — и до сих пор живет.
 

 
Фото со страницы в ФБ
 

Стиль.
 
Саша Топилов назвал нас психоделическим акустическим роком. Но мне кажется, что агрессивный фольк вписывается лучше. С акустикой был такой мейнстрим года два назад — возвращаться к фольку, искать корни. Их было так много, что хотелось разбивать укулеле об головы играющих на укулеле, потому что они были везде. И практически в каждом проекте считали, что можно выйти и что-нибудь легонечко сыграть на банджо и будет очень красиво. Может, так и было, но, как показало время, — это был мейнстрим, и он ушел, а остались те, кто действительно хотел играть. А что касается того, почему акустика возвращается, — мне кажется, люди стали немного тоньше воспринимать, а акустика лучше всего позволяет расширить спектр как по извлечению, так и по восприятию. Можно уйти в убедительно-агрессивное форте, можно тянуть пиано настолько назад, что звук будет хрустальным и абсолютно непобедимым в тоже время, — акустика рождает огромное количество таких дуальностей. Можно навалиться на инструмент всем телом и срезонировать вместе с ним или можешь на вытянутых руках выщелкать мелодию или ритм.
 

 
Имидж.
 
Все началось с того, что мы с Ирой написали несколько вещей и решили показать небольшому кругу друзей. И Саша Овсянкин (архитектор и человек-много-что-еще) спонтанно, но очень четко и хорошо придумал нам название — «Экипаж Калипсо». Забавно, но Калипсо — это мой корабль детства, если можно так сказать, с которым у меня связаны воспоминания. Фильмы, которые я смотрел еще в советское время. Синяя бездна, вот этот вот Кусто в красной шапочке, которые носят водолазы. Так что образ и название оказались очень близкими и удачными. Правда, красная шапка прижилась пока только у меня. У Иры с ней как-то не сложилось.
 

 

Одесса.
 
Я не родился в Одессе, я Одессу приобрел, уже будучи довольно взрослым человеком, влюбился в нее и остался здесь, и да — она звучит для меня очень по-особенному. Тот саундтрек, который предлагают для туриста, мне не нравится. Здесь должна звучать своя музыка. Честно говоря, я не знаю, как звучит Одесса, но она звучит по-своему: благородно и всепрощающе. У нее очень тонкий отзвук, она уходит во дворы, разветвляется в лужи, бабушек и котов. Очень нежная, едва уловимая мелодия. 
 
В Одессе очень хорошо видно, что нет пророка в своем отечестве. Так было, так есть и так будет, и от этого никуда не деться. Для того, что рассказать одесситам о своему существовании, нужно поехать в Киев на условный «X-Factor», поклониться в ноги верховным жрецам, засветиться на телевизоре и тогда, может быть, одесситы обратят на тебя внимание. Кого-то это делает известным, но всех остальных эта мясорубка перерабатывает и сплевывает. В Одессе всегда было хорошо и уютно в «Шкафу». Он дает надежду, что мы все-таки кому-то нужны. 
 
В Одессе тяжело играть немодную музыку. Обычный период становления группы — два года. Если они протянут, то могут говорить, что да — мы группа. Но необходимо очень много выступать, несмотря ни на что: пустые залы, снобизм других музыкантов. В Одессе нет музыкальной сплоченности, хотя не уверен, насколько это важно. Можно удачно писать в стол — очень удачно, но в итоге все равно важен результат и понимание того, что ты делаешь это для себя и мнение других не столь важно. Мы с Ирой играем вместе уже 7 лет.
 

Читайте также: NA’AR: НОВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МУЗЫКЕ

 
Голос Країни.
 
Нас позвали, и мы даже выступили в прошлом году и провалили первый кастинг. Мы пытались петь свой материал, но нам сказали: нет, ребята, вы будете петь кавера.
 

(Пометка в блокноте: Обязательно запомнить брезгливо-задумчивое лицо Димы в тот момент, когда он произносит «петь кавер». Это очень важно. — прим автора.)

 
И мы сделали кавер на Робби Уильямса — «Let me entertain you», сделали Stereophonics — «Maybe Tomorrow», но ливней успеха я не почувствовал. Потом звонили с X-Factor и еще пары мест, но мы ответили, что кавера не играем и в этом фарше участвовать больше не будем. Телевизор — это реальное зло. Это людоеды, которые едят одних и показывают, как они это делают, другим.
 

 
Будущее.
 
Со временем мы будем перебираться в театральную обстановку. Есть идея связать и буто и Экипаж Калипсо. Они просятся друг к другу. Мы думаем над новым проектом, который покажем чуть позже, скорее всего, в мае. В апреле сделаем презентацию, как только с местом определимся. 
 
Мы — два взрослых, неперспективных человека, которые играют немолодежную музыку. Мы играем то, что нам хочется. И когда мне говорят — вы очень классные, но если вот здесь убрать это, а здесь добавить это или уйти в fade-out, будет еще лучше, то меня такие разговоры немного бесят. Все наши вещи проходят огромную корректировку, мы много работаем, а не пишем что-то и говорим: а вы теперь слушайте, что мы написали. Мы работаем над мелодикой, лиричностью, часто ругаемся. Мы готовы уйти к саунд-продюсеру, но не готовы ломать собственные идеи. Продюсер, пытаясь сделать нас лучше, тем самым делает продукт. Но мы не продукт, мы пишем музыку. Наверное, это очень заносчиво, но я бы хотел оставить наше первоначальное влияние на нашу музыку. Ты пишешь очень важный для себя текст, а потом в него добавляют прилагательные, и ты перестаешь видеть в своем тексте себя. 
 
Я не хочу перечеркивать мысли о продюсерах, потому что верю, что симбиоз — одна важнейших вещей в эволюции, когда пазл складывается не насильно, и все происходит в правильное время в правильном месте. 
 

 
Альбом.
 
Он на студии, сводится, дописываем вокал. Все делаем самостоятельно. Название у альбома есть, оно не секретное — «Экипаж Калипсо. Номер 1», но мы пока думаем на каком языке оно будет. Его можно и нужно будет купить за пару баксов и даже, наверное, можно будет послушать бесплатно. Параллельно работаем еще над новой программой и скоро ее покажем. Все будет полностью новое плюс будет театральное действие.
 

 
Звезда рок-н-ролла.
 
Звезда рок-н-ролла и то, что если ты ей не стал в 20 лет, то уже не станешь, — это такая избитая чушь. Это можно отнести и к семейной жизни, например. Если у тебя есть семья, то у тебя должно быть так-то, так-то и так-то, и никак по-другому, но это все глупости. У каждого — уникальная судьба, уникальная жизнь.
 
Я недавно написал такой пост: Хаос — рекурсивность событий. Что это значит? Если вернуться назад, хотя бы на час, то можно увидеть, как из-за одной маленькой, совсем крохотной детали, все могло бы пойти совсем по-другому. Совсем по-другому! И то, что мы сегодня здесь, то, что встретились, — это большая благодать, счастливая случайность, ведь мы живем в абсолютном хаосе, и может произойти все, что угодно.
 
Эм… к чему это я? Ах да, если не стал звездой рок-н-ролла в двадцать лет, значит уже не станешь никогда, — полная чушь. Да, после 20 ты уже не так дик и неистов, перешел на кларнет с гитары, но ты можешь быть прекрасен и так, не ломая все вокруг себя. Наоборот: созидание и есть рок-н-рольный дух. Все эти великие рок-н-рольщики: Фредди, Элвис — они созидали, делали прекраснейшие, невероятные вещи. Они обрамляли алмазы, и люди наслаждаются ими до сих пор. Даже когда Элвис стал жирным, некрасивым, пел перед старухами в Лас-Вегасе, — он все равно рок-н-роллил. Просто он делал это не для тех, кто помнил его другим. 
 
 
 
Страница Экипажа Калипсо в ФБ

 
 

Загрузка...